Интервью. ПЛУГ И ЖАСМИН


Пленум Калининградского обкома КПРФ предложил руководству ЦК в Москве выдвинуть Игоря Алексеевича Ревина кандидатом в депутаты Государственной думы. Выборы в янтарном крае состоятся 9 сентября. Публикуем с ним интервью, взятое вне стен редакции «Калининградской искры».

 

Игорь Алексеевич, о вашей предвыборной программе мы поговорим после официального старта избирательной кампании, а сегодня давайте побеседуем на внеполитические темы.

– Неужели это возможно – увильнуть от политики? О’кей, поговорим обо всем и еще кое о чем!

Какое у вас самое светлое воспоминание детской поры?

– Мне года три, мама везет меня по ослепительному снегу на санках, смотрю на нее, по сторонам, на синее небо и улыбаюсь от счастья.

Вы говорили, что побывали на родине отца, в Орловской области. А как с родными пенатами матери, посетили?

За рабочим столом отца. 1967 год
За рабочим столом отца. 1967 год

– А вот в Полоцк, где родилась мама, так и не соберусь. Очень хочется: родная Белоруссия, и президент там замечательный – крутой и справедливый лидер. Но доберусь обязательно – нужно до конца ощутить свои корни.

Вы не боитесь, что после Лукашенко Белоруссию начнет лихорадить? Россия и другие постсоветские республики прививку капитализма уже получили, а Белоруссия – еще нет.

– В советские времена приуменьшали роль личности в истории, и зря. Но, надеюсь, Беловежский царь еще до своего ухода запустит алгоритм самоукрепления государства. По примеру Китая, например. В Поднебесной так все отладили, что какой бы лидер ни пришел к власти, разбалансировки не происходит. А Белоруссию после Лукашенко, конечно, еще больше прессовать станут: и страны Запада, и эрэфийский криминально-олигархический капитализм – чтобы устроить там все по своей отвратной образине.

Вы долго работали в КГТУ, не хотите вернуться к преподаванию?

– Вряд ли, но не забуду замечательный коллектив нашей кафедры экономической теории.

Говорят, ради партийной работы вы в свое время пожертвовали научной карьерой?

КГТУ. Коллектив кафедры экономической теории
КГТУ. Коллектив кафедры экономической теории

– Любой преподаватель должен расти. Развивая тему своей дипломной работы в МГИМО, я стал соискателем аспирантуры Дипломатической академии при Министерстве иностранных дел России. Сдал все экзамены, написал три необходимые статьи в научный сборник. Летом 2004 года собирался обработать основной массив своей кандидатской диссертации. В Москве меня уже ждал научный руководитель. Но тут предыдущий первый секретарь Калининградского обкома КПРФ уходит, вернее, сбегает, образуется вакансия, и ЦК назначает меня руководителем областного отделения КПРФ.

Сам собой возник вопрос – либо я заканчиваю диссертацию, которая требует уйму времени, либо занимаюсь черновой партийной работой, которой всегда – непочатый край. Не колеблясь, выбрал второе. Но диссертация не убежит: выйду на пенсию – дожму.

А какая тема диссертации?

– Тема мало кому интересная: «Экономические отношения России и Японии со странами Индокитая».

6 июня на общественно-политическом Совете при губернаторе по вопросу «О совершенствовании системы охраны и восстановления зеленых насаждений в Калининградской области» вы предложили объявить Светлогорский лес «священным» и безотлагательно масштабировать лесопосадки. Дойдет ли посыл до власти?

– Да, было бы здорово посадить в Калининградской области 1 миллион саженцев, на каждого жителя – по деревцу. Лес животворит, строительный пул смердит и некрофилит.

А вы сами много посадили деревьев?

– В Красноярске растет наше с другом посаженное деревце, во Вьентьяне плодоносит моя кокосовая пальма, а в родной провинции своей тайской жены посадил жасмин, папайю и цветы с непереводимым названием.

 Чем сейчас занимается ваша жена Джария?

– Ведет домашнее хозяйство, осваивает русский язык, готовится получить российское гражданство. По закону она должна прожить со мной в браке три года и сдать три экзамена на знание русского языка. Два раза она его уже сдала, сейчас – финал, и мы тут же подадим документы на гражданство. Хотя зарубежным кинозвездам или афроамериканским спортсменам наш президент выдает гражданство за один день росчерком пера.

Джария мечтает открыть какой-нибудь салон красоты или ресторанчик тайской кухни, а я грежу социальной встряской и научно-технологической революцией в России. Так вот и живем: думаем врозь, а едим рис из одной рисоварки.

Легко ей дается русский?

– Тяжело! В восточных языках, как и в английском, строгий порядок слов в предложении, а у нас слова можно ставить куда угодно. Кроме того, у них нет склонений. Однажды, когда я объяснял жене падежи, она не выдержала, разревелась и швырнула в угол учебники. А вдогонку свой мобильник.

На каком языке разговариваете с женой дома?

– На тайском. По-русски Джария говорит с моей мамой. Где недопонимает, я перевожу.

А тайские тещи такие же, как русские?

– У меня с мамой жены никаких проблем нет. В Таиланде смешанные браки на каждом шагу. Даже в Калининграде есть четыре русско-тайские семьи. Не знаю, что тайские мамы думают в душе об иноплеменных мужьях своих дочерей, но все любят детей от смешанных браков – это факт.

Чем занималась ваша супруга в Таиланде?

– После окончания университета работала в ювелирной фирме менеджером по контролю. Кстати, диплом ей вручал нынешний король Таиланда, тогда он был еще принцем. Там такая традиция – выпускникам вузов дипломы вручают либо сам король, либо его дети (принцы и принцессы).

Назовите десять любимых фильмов.

– Андрей Тарковский: «Сталкер», «Жертвоприношение», «Ностальгия», «Солярис», «Зеркало». Акира Куросава: «Цубаки Сандзюро», «Семь самураев». Фрэнсис Коппола: «Апокалипсис наших дней». Лариса Шепитько: «Восхождение». Нагиса Осима: «Счастливого Рождества, мистер Лоуренс!».

Какие книги вы прочитали за последний год?

– Недавно с удовольствием проглотил книгу «За гранью обычного. Записки военного летчика и гражданского пилота». Мне подарил её сам автор, А.В. Погребной. Андрей Владимирович 20 лет управлял дальними бомбардировщиками и 14 лет – гражданскими лайнерами. Все под буковками Ту. Необычно было уже то, что, начав читать «Записки», я случайно встретился со спецом из города Сарова, где происходит сотворение взрывных «штучек» для этих самых «дальников». Для справки: именно с ракетоносца Ту-95 на Новую Землю в 1961 году была сброшена «Царь-бомба» («Кузькина-мать»). Техноязык и техностиль «пятого океана» впечатляет. С самолетом летчик может быть на «ты», а с небом только на «вы». Лучше потерять жену, чем скорость на четвертом развороте. РУД (рычаг управления двигателем). РЭП (радиоэлектронное противодействие).Глиссада. Звучит ласково, но частенько доводит до ада. Для себя я открыл, что для летчика самое трудное или главное – приземление, посадка. И вспомнился пророческий вопрос от 1989 года писателя Юрия Бондарева: «Можно ли сравнить нашу перестройку с самолётом, который подняли в воздух, не зная, есть ли в пункте назначения посадочная площадка?»

А как у вас со спиртным взаимоотношения?

– Уже давно свел потребление практически на нет. Время кризисное – голова должна быть ясной. Для меня лучшее опьянение – часа полтора побродить по берегу Балтийского моря, а еще лучше – Охотского. Опять же, если беседуешь с людьми за бутылочкой, то на следующий день не помнишь, о чем говорили. И жаль – разговоры бывают полезные.

Ваше увлечение восточной философией помогает в работе и жизни?

Среди лаосских и советских врачей. Лаос, Вьентьян. 1990 год
Среди лаосских и советских врачей. Лаос, Вьентьян. 1990 год

– Азия меня никуда не отпускает, а я ее.

Любимый литературный герой?

– Мой герой – вся русская классическая литература.

Ну, хоть одного по имени назовите?

– Тихон, из «Бесов» Достоевского.

Есть ли в современной России живые гении?

– Да, у нас много глубоких и порядочных умов. Китаевед Владимир Малявин, экономист Сергей Глазьев, филолог Николай Болдырев из Челябинска и россыпь неизвестных мужей, которые лечат, придумывают новые «Калибры» и другие оборонные конструкции или молятся за нас с вами в глухой тайге.

Кто станет чемпионом мира по футболу в 2018-м?

– В прошлом году мне один буддийский монах в Таиланде сказал, что через 200 лет на Земле почти не останется лесов, только в России останутся, и там будет много монахов. Я спросил: православных? «Нет, буддийских»,– ответил он.

Во что верит красный депутат Ревин?

– Плуг блестит, пока пашет. Даже во мраке Армагеддона.

Спасибо за интервью.

 

Беседовал Константин Львов

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: